?

Log in

No account? Create an account
IUPRC
iuprc
.................................. ........ ........................ .........................................................
КТО МЫ
Приведенные ниже тексты - предварительная основа нашего Манифеста, разработка которого будет завершена в скором времени



I. КТО МЫ:

Мы - борцы с капитализмом, борцы за смену его коммунизмом - обществом без классов, эксплуатации и угнетения человека человеком, обществом не борьбы друг с другом за материальные ценности, а товарищеского сотрудничества.

Мы считаем, что:

1. Замена капитализма коммунизмом - не автоматический эволюционный акт, а революционный процесс, осуществляемый революционной массой.

2. Поскольку капитализм является глобальной мировой общественной системой, то и коммунистическая революция должна готовиться и проводиться в мировом масштабе. Солидаризуемся с любой борьбой в этом направлении.

3. Революционной движущей силой мировой коммунистической революции является главная производительная сила нынешнего общества - пролетариат - класс наемных работников физического и умственного труда, не обладающих частной собственностью и властью (частная собственность и власть - это две стороны одного общественного отношения). Капитализм стоит на пути развития этой главной производительной силы. Поэтому пролетариат наиболее заинтересован в его (капитализма) уничтожении.

4. Для осуществления мировой пролетарской коммунистической революции необходима партия мирового пролетариата, созданию которой Интернациональный союз пролетарских революционеров-коллективистов (ИСПРК) способствует всей своей деятельностью.

II. ТЕЗИСЫ ПРОЛЕТАРИЯ СЕГОДНЯ

1. Распад сталинской империи, называемой Советским Союзом, был закономерен и прогрессивен, ибо означал крах контрреволюционного сталинского режима и полное включение стран бывшего "социалистического лагеря" в мировую экономику.

2. Всякие призывы к возрождению СССР сегодня есть лишь отражение реваншистских планов российского капитала и российского империализма. Люди, поддерживающие этот лозунг, являются сознательными или несознательными пособниками этого империализма.

3. Социализм невозможен в одной отдельно взятой стране или группе стран, а возможен лишь как мировая система, как результат мировой пролетарской революции. Поэтому в СССР никогда не было и не могло быть социализма, как первого этапа бесклассового общества.

4. Существовавшая в СССР государственная форма капитализма являлась одной из ранних форм утверждения капитализма вообще и никак не могла быть высшей его стадией.

5. Именно сталинский режим уничтожил существовавшие в странах бывшего СССР традиции рабочего сопротивления и организованной борьбы трудящихся и эксплуатируемых классов за свои права.

6. Возрождение традиций классовой борьбы и классовых пролетарских организаций в странах СНГ требует полного отказа от всяческих иллюзий в отношении Советского Союза и "реального социализма". До тех пор, пока пролетарии будут верить в сказки о добром государстве и добром "царе" (Сталине, Путине, Лукашенко и т.д.), до тех пор никакой классовой пролетарской организации создать невозможно. Социализм и государство несовместимы.

7. Патриотизм сегодня есть реакционная идеология господствующего класса, которая поддерживает эксплуататорский строй, систему наемного рабства. Долг каждого сознательного пролетария бороться с патриотизмом и шовинизмом в любой его форме. Пролетарии не имеют отечества.

8. Все народы Земли имеют равные права на свободное развитие. Всем нациям, национальным группам и народностям, занимающим компактную территорию, должно быть предоставлено право самим решать свою судьбу. Принцип территориальной целостности и нерушимости границ означает консервацию национализма и шовинизма, нерушимость тех клеток, в которых капитал держит своих рабов. Устранение национального гнета и неравенства расчищает дорогу классовой борьбе. Нет войне между народами! Нет миру между классами!

9. Ликвидировать мировую систему капитализма, систему эксплуатации человека человеком можно только совместными усилиями сознательных и организованных пролетариев всех или большинства стран мира.

10. Поэтому стратегической задачей пролетарских революционеров сегодня является создание идейных предпосылок формирования всемирной пролетарской организации - нового Интернационала. Его лозунгами должны быть:

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

Да здравствует всемирная федерация пролетарских республик!

Ноябрь 2018
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30

IUPRC [userpic]
Национальная политика большевиков в 1917 – 1922 гг. и ее «левые» критики.


В 2002 г. мне как-то довелось присутствовать на публичном собрании сталинистов в Одессе, где обсуждался национальный вопрос. Один из присутствовавших там высказал такую мысль: если бы в 1922 г. при образовании Советского Союза Ленин послушался бы Сталина и согласился с его планом автономизации, то Советский Союз существовал бы до сих пор как оплот мира и социализма. Сталинский план, как известно, предполагал включение всех  образовавшихся в 1917-1921 гг. советских республик (Украины, Белоруссии, Грузии, Армении, Азербайджана) в состав РСФСР в качестве автономных республик Российской Федерации. А вот Ленин со своим правом наций на самоопределения вплоть до отделения сохранил государственность этих республик и заложил мину замедленного действия, приведшую к распаду Советского государства.
Подобное мнение весьма характерно для многих современных «левых» деятелей. Вот например, Г. Зюганов считает: «грубейшей ошибкой государственной политики (большевиков. – А.З.) стала кампания «борьбы с великорусским шовинизмом»». Вместо «устаревшего» права наций на самоопределение в программных документах и выступлениях лидеров КПРФ фигурирует «право на воссоединение» и «воссоздание соборного единства русского народа»[1]. О том, что право наций на самоопределение – это вредное заблуждение и утопия пишет российский буржуазный политолог С.В. Чешко[2].
Как это ни парадоксально против права наций на самоопределение выступают не только откровенные шовинисты и буржуазные политики, но и последователи так называемого левого коммунизма. Так деятели Интернационального Коммунистического Течения убеждены, что лозунг права наций на самоопределение приносил и приносит только вред для рабочего класса:
«Огромный вред от лозунга национального самоопределения состоял в том, что этот лозунг давал буржуазии идеологическое обоснование для преследования ее классовых интересов, которые в этот период могли заключаться только в подавлении рабочего класса. Под лозунгом национального самоопределения буржуазия стран, граничащих с Россией, убивала коммунистов, разгоняла Советы и позволяла использовать контролируемые ею территории немецкому империализму и белогвардейской реакции. Даже в буржуазном смысле, национальное самоопределение этих стран было простым обманом, т.к. маленькие нации Восточной Европы, едва уйдя из-под власти Российской Империи, сразу попали под власть немецкого либо какого-нибудь другого империализма (с тех пор они переходили от одного империализма другому, пока не оказались под пятой «советского» империализма)»[3].
При этом ИКТ забывает сказать, что все лидеры белогвардейского движения – Колчак, Деникин, Врангель и прочие – были твердыми сторонниками восстановления единой и неделимой Российской империи. И по количеству казненных коммунистов и сторонников Советской власти вообще с ними вряд ли могут соперничать все правительства вновь образованных национальных государств на окраинах бывшей царской России вместе взятые. Так что масштаб репрессий и подавления рабочего класса отнюдь не зависел от использования лозунга национального самоопределения.
При этом деятели ИКТ прямо ссылаются на точку зрения Розы Люксембург, резко критиковавшей ленинскую позицию и политику в национальном вопросе еще в начале ХХ века. Признавая, что предоставление большевиками независимости Польше, Украине, Литве и т.д. было осуществлено с целью привлечь массы этих наций на сторону Советской власти, Р. Люксембург указывала, что на самом деле случилось противоположное: «одна за другой эти «нации» использовали только что дарованную им свободу для того, чтобы в качестве смертельного врага русской революции вступить в союз с германским империализмом и под его защитой понести знамя контрреволюции в саму Россию»[4].
Почему же тогда и В. И. Ленин, и Л.Д. Троцкий до последних дней своей жизни так упорно отстаивали лозунг права наций на самоопределение и необходимость его сохранения в  коммунистической программе? Для того, чтобы ответить на этот вопрос стоит подробнее рассмотреть историю национальной политики большевиков в года Великой русской революции 1917-1922 гг.
По данным переписи 1897 г. среди населения Российской империи господствующая нация – великороссы составляла лишь 43 %. Остальные 57 % представляли десятки племен и народов разной степени культуры и бесправия. Хотя ленинский «Декрет о мире» и принятая вскоре «Декларация прав народов России» признавали за всеми народами России и мира право самим решать свою судьбу, но реальная политика большевистского правительства была далеко не так однозначна. Если мы возьмем хронику признания ленинским правительством независимости народов бывшей российской империи, мы увидим, что таких национальных образований официально было признано большевиками в качестве независимых государств лишь восемь из десятков, возникших в ходе революции и гражданской войны.
Признание большевиками независимости
бывших областей Российской империи:
1917          3.12.          Украина
                  18.12.        Финляндия
1918          29.12.        Польша
1919                   ---               -----------
1920          2.02.          Эстония
                  7.05.          Грузия
                  12.07.        Литва
                  10.08.        Армения
                  11.08.        Латвия

Признание Украинской Народной Республики  - первый опыт практического решения национального вопроса большевистским правительством – было облечено в своеобразную форму. Это был «Манифест к украинскому народу с ультимативными требованиями к Украинской Раде», принятый Совнаркомом 4 (17) декабря 1917 г. Манифест признавал «народную Украинскую республику, ее право совсем отделиться от России или вступить в договор с Российской республикой о федеративных и тому подобных взаимоотношениях между ними», но в то же время отказывался признать Украинскую Центральную Раду полномочным представителем украинского народа. Более того СНК ставил Центральной Раде ультиматум, в случае невыполнения которого в течение 48 часов, объявлял Центральной Раде войну. В ультиматуме содержались требования отказаться от попыток дезорганизации фронта (отзыва украинских частей на Украину), отказаться от поддержки антисоветского мятежа генерала Каледина на Дону и помочь в борьбе с ним, отказаться от разоружения революционных войск и Красной гвардии в самой Украине[5].
Генеральный Секретариат (правительство) Центральной Рады дал негативный ответ на этот ультиматум, но война между Совнаркомом и Центральной Радой началась лишь в январе, а весь декабрь стороны обменивались дипломатическими нотами и пытались вести переговоры. Тем временем 12 декабря 1917 г. на 1-м Всеукраинском съезде Советов в Харькове Украина была провозглашена республикой Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов. Там же был избран Центральный Исполнительный Комитет Советов Украины, который сформировал первое советское правительство – Народный Секретариат.
Декрет о государственной независимости Финляндии был принят СНК 18 декабря 1917 г. в ответ на обращение финского правительства П. Свинхувуда[6], а также письмо ЦК Социал-демократической партии Финляндии в ЦК РСДРП(б). В последнем в частности отмечалось: «От имени финляндской социал-демократии обращаемся к Вашей партии и просим Вас поддержать немедленное осуществление государственной независимости Финляндии…Таким способом Вы вырвете из рук финляндских националистов  их главное оружие и вдохнете в рабочий класс все растущую уверенность в борьбе и дух борьбы»[7].
«Я очень хорошо помню сцену, - писал впоследствии В.Ленин, - когда мне пришлось в Смольном давать грамоту Свинхувуду… представителю финляндской буржуазии, который сыграл роль палача. Он мне любезно жал руку, мы говорили комплименты. Как это было нехорошо! Но это нужно было сделать, потому что тогда эта буржуазия обманывала народ, обманывала трудящиеся массы тем, что москали, шовинисты, великороссы хотят задушить финнов. Надо было это сделать»[8].
Финский буржуазный историк С. Цеттерберг считает: «Признание независимости было в первую очередь средством облегчить осуществление социалистической революции в Финляндии. Рассчитывали, что затем социалистическая Финляндия присоединится к Советской России»[9]. С этим согласен и другой финский историк Э. Кетола: «В отделении Финляндии правительство Свинхувуда видело возможность предотвратить в ней революцию, а правительство Ленина – напротив, развить революцию»[10].
Расчет Ленина оказался более точным. 28 января 1918 г. в Хельсинки победило рабочее восстание и было сформировано первое пролетарское правительство Финляндии – Совет Народных Уполномоченных во главе с левым социал-демократом Карлом Маннером. 1 марта 1918 р. это правительство заключило договор о дружбе с Советской Россией. Лишь наступление германских войск смогло тогда подавить восстание финского пролетариата и восстановить власть буржуазии.
Ленинская тактика и в случае с Украиной, и в случае с Финляндией дала блестящие результаты. Непосредственно вслед за признанием их независимости, хотя оно было и на разных условиях, в этих республиках была установлена Советская власть. То есть признание ленинским правительством права украинского и финского народов самим решать свою судьбу резко повысило авторитет большевиков и других революционно-социалистических партий в этих республиках и облегчило их победу.
Роза Люксембург и ее последователи обвиняют Ленина в том, что признание независимости этих республик оказало помощь германскому империализму и русской контрреволюции. Действительно и Украина, и Финляндия в 1918 г. были оккупированы германскими войсками. Но та же Германия и ее союзники в том же 1918 г. оккупировали также Прибалтику, Белоруссию и Закавказье, хотя независимость Эстонии, Литвы, Латвии, Белоруссии, Грузии, Армении и Азербайджана Ленин в 1917-1918 гг. не признавал. Зато и советских республик на территории этих стран в 1917 -1918 гг. не возникло. Исключение представляла лишь Бакинская Коммуна, но она охватывала лишь Баку и его пригороды, отличавшиеся по национальному составу от остального Азербайджана. Баку тогда был по преимуществу населен армянами и русскими.
И если непризнанная большевиками Эстония в 1919 г. предоставила свою территорию белогвардейской армии Юденича для наступления на Петроград, то Финляндия отказалась поддержать Колчака и Деникина в их борьбе с большевиками. Колчак и Деникин были сторонниками единой и неделимой России и выступали против независимости Финляндии. Так что ленинский декрет о признании независимости Финляндии от 18 декабря 1917 г. не только помог финским рабочим свергнуть власть своих капиталистов в январе 1918 г., но и спас красный Петроград в 1919 г.
Непримиримыми врагами русских белогвардейцев оставались и украинская Директория Симона Петлюры, и буржуазная Польша Юзефа Пилсудского. Несмотря на настойчивые требования Антанты ударить по Советской России в 1919 г., Пилсудский не пошел на это, зная, что вожди белого движения никогда не признают независимости Польши[11].
Таким образом признание большевиками права на самоопределение за угнетенными народами бывшей Российской империи не только укрепило позиции революционно-социалистических пролетарских партий среди этих народов, но и ослабило общий фронт российской контрреволюции, что в конечном итоге и позволило большевиками одержать победу в гражданской войне.
Право наций на самоопределение в трактовке Ленина было непосредственно связано с его же теорией двух культур в каждой национальной культуре. В.И. Ленин, в отличие от большинства «левых коммунистов», считал, что каждая национальная культура включает в себя элементы двух культур: культуры помещичьей, буржуазной, черносотенно-клерикальной, которая сплошь и рядом является господствующей, с одной стороны, и элементы культуры демократической и социалистической  - с другой.
«Чуждо ли нам, великорусским сознательным пролетариям, чувство национальной гордости? Конечно, нет! Мы любим свой язык и свою родину, мы больше всего работаем над тем, чтобы ее трудящиеся массы (т.е. 9/10 ее населения) поднять до сознательной жизни демократов и социалистов. Нам больнее всего видеть и чувствовать, каким насилиям, гнету и издевательствам подвергают нашу прекрасную родину царские палачи, дворяне и капиталисты. Мы гордимся тем, что эти насилия вызывали отпор из нашей среды, из среды великороссов, что эта среда выдвинула Радищева, декабристов, революционеров-разночинцев 70-х годов, что великорусский рабочий класс создал в 1905 г. могучую революционную партию масс. что великорусский мужик начал в то же время становиться демократом, начал свергать попа и помещика»[12].
Найти и развить эти элементы революционной и социалистической культуры в каждой нации  - вот задача, которую ставил Ленин и на что был рассчитан лозунг права наций на самоопределение. Напротив, противники этого лозунга зачастую предлагали отбрасывать всю национальную культуру угнетенного народа как неполноценную.
Вот что писала, например, Р. Люксембург об украинской культуре: «Украинский национализм в России был совсем иным, чем скажем, чешский, польский или финский, не более чем просто причудой, кривляньем нескольких десятков мелкобуржуазных интеллигентов, без каких-либо корней в экономике, политике или духовной сфере страны, без всякой исторической традиции, ибо Украина никогда не была ни нацией, но государством, без всякой национальной культуры, если не считать реакционно-романтических стихотворений Шевченко»[13].
Удивительным образом эта точка зрения повторяет высказывания русских черносотенцев и шовинистов.  Еще в 1863 г. царский министр внутренних дел П. Валуев писал: никакого малороссийского языка нет и быть не может, а наречие, употребляемое среди простого народа – это тот же русский язык, только испорченный влиянием на него Польши. Ему вторил издатель монархической газеты «Киевлянин» В. Шульгин: «Юго-Западный край – русский, русский, русский!». Да и в 1918 г. русские белогвардейцы были уверены: «Украинский туман должен развеяться и русское солнце взойдет!»[14].
Увы, несмотря на все революционный заслуги Р. Люксембург не удалось избежать того, о чем писал в свое время В.Ленин: «общий недостаток социалистов господствующих наций (и английских и русских): непонимание их социалистических обязанностей по отношению к нациям подавленным, пережевывание предрассудков, перенятых от великодержавной буржуазии»[15]. До тех пор, пока пролетарские революционеры не откажутся от этих шовинистических предрассудков, до тех пор они не смогут завоевать доверие пролетариев и трудящихся  угнетенных народов и останутся вольными или невольными помощниками империалистической буржуазии.


Рost scriptum.
Замечания по поводу статьи М. Инсарова «Революционно-пролетарский ответ на национальный вопрос».

1). Ситуация, когда каждая национальная группа занимает строго определенную территорию, отдельную от территории других национальных групп, стала пережитком докапиталистических эпох.
Ни в какую докапиталистическую эпоху не было «чистых», ни с кем не смешанных народов, но в каждую эпоху есть компактно проживающие народы, есть на каждой территории господствующий язык и культура. Аргумент перемешанности наций в эпоху капитализма использовала Роза Люксембург. Ленин блестяще разоблачил этот метод в статье «О праве наций на самоопределение».
2) цитата З. Боумана о мелких государствах как полицейских участках.
Пролетарским восстаниям гораздо легче опрокинуть десяток мелких полицейских участков, чем один большой концлагерь с единой централизованной охраной и слежкой. З. Боуман питающий иллюзии, что крупные государства будут ограничивать свободу корпораций в интересах трудящихся, скорее правый, чем левый социолог.
И.Майстренко писал , что маленькие государства более способствуют экономическому развитию и развитию рабочего класса, поскольку они не имеют таких имперских амбиций и не тратят ради них столько средств на армию, как крупные (Майстренко И. Национальная политика КПСС в ее историческом развитии. – Мюнхен, 1978. – С.31).
                                                                                                                                                                                                                    А.З.
                                                                                                                                                                                                                         2005 г.




[1] Шеин О.В. КПРФ на запасном пути российского империализма. – Астрахань, 1998. – С.74, 85.
[2] Чешко С.В. Кризис доктрины самоопределения //Этнографическое обозрение. – 2001. - № 2. – С.3-17.
[3] Нация или класс /Интернациональное Коммунистическое Течение. Пер. с франц. М. Инсарова. –  М.,2004. –С.19.
[4] Р. Люксембург. Рукопись о русской революции. // Р. Люксембург. О социализме и русской революции. М., 1991. -  С. 318.  
[5] Ленин В.И. ПСС. – Т.35. – С.143-145.
[6] Декреты Советской власти. – М.,1957. – Т.1. – С.250.
[7] Зубко М.В. 1 марта 1918 г. Договор, который хотели забыть //Вопросы истории. – 2004. –  № 8. – С.31.
[8] Ленин В.И. ПСС. – Т.38. – С.158.
[9] Зубко М.В. Указ. соч. – С.33.
[10] Кетола Э. Русская революция и независимость Финляндии // Анатомия революции. 1917 год в России: массы, партии, власть. – СПб.,1994. – С.300.
[11] Штарський М. Юзеф Пілсудський. Факти і міфи //Український історичний журнал. – 1992. - № 5. – С.92.
[12] Ленин В.И. ПСС. - Т.26. - С.107.
[13] Р.Люксембург. Рукопись о русской революции //Вопросы истории. – 1990. - № 2. – С.22-23.
[14] Малая Русь. Вып.1. – Киев, 1918. – С.19.
[15] Ленин В.И. О праве наций на самоопределение //ПСС. - Т.25. - С.300.